Православие в Черге

История развития православия на Чергинской земле своими корнями уходит в самое начало XIX века. Более того, зарождение самой Черги, как села идет вместе с появлением в этих местах православной веры. Вероятно, что именно первые русские переселенцы принесли ее сюда. Возможно, кто-то из них решил самостоятельно построить церковь или молитвенный дом, данные об этом указывают на 1858 год.
На средства жителей в 1873 году построен другой молитвенный дом. Для наблюдения за ним избирали от общества попечителя. Богослужение совершалось только в праздничные дни, когда жители приглашали для этого причт из Миссионерской церкви села Мыюты во имя Святого Архистратига Михаила, так как Чергинский молитвенный дом был, тогда, приписан Мыютинскому стану Алтайской Духовной миссии. Причт Мыютинской церкви состоял из миссионера, священника Василия Моисеевича Постникова, 1834 года рождения и толмача Петра Илларионовича Чевалкова, 1849 года рождения. С 1892 года служит дьякон Владимир Васильевич Постников 1867 года рождения.
В 1895 году жителями строится церковь (может быть новый моливенный дом), который освящен по благословению Его Преосвященства, Преосвященнейшего Мефодия, Епископа Бийского, Начальника Алтайской миссии и Мыютинским Протоиреем Василием Постниковым в 1896 году.
Здание его было деревянное с колокольней. Престол в честь Покрова Пресвятой Богородицы. Богослужение в нем отправлялось причтом Мыютинской церкви. Так в 1901 году кроме великого поста, в течении года совершено 8 Литургий. Из утвари имелся потир с прибором, 1 Евангелие, 1 крест напрестольный, 4 священнических ризы, 3 подризника и 1 стихарь с орарем. Эта «большая красивая» церковь по рассказу Надежды Ивановны Казанцевой (учительницы истории Чергинской СОШ), со слов старожилов построена на месте «старой простой» церкви, в этом помогли Томский врач, Курлов (В Черге у него была дача) и Бийский купец (в Черге имел торговый дом) . Расположили церковь на возвышении в центре села. В документах 1902-1903 года говорится о существовании молитвенного дома, тогда как в 1904 году упоминается церковь приписная к Мыютинскому приходу . С 1909 года в Чергинской церкви формируется самостоятельный причт: псаломщик Афанасий Игнатьевич Сальников (...). В 1910 году к церкви рукополагают священника - Иоанна Филипповича Тюмакова (...). Возможно, формирование самостоятельного причта связано с открытием нового - Чергинского отделения Алтайской Духовной миссии. По крайней мере, в 1914 году уже существует Чергинский стан (отделение) в составе второго миссионерского благочиния. В Черге «Церковь деревянная однопрестольная во имя Покрова Пресвятой Богородицы, построена в 1895 г.; земли при ней пахотной и сенокосной 99 дес., усадьбы школьной 1 дес. и лесных наделов 18 дес.; расстоянием от г.Томска 662 в. и от г.Бийска 130 в. Состав прихода: село Черга, Бийского уезда, деревня Камлак в 8 в., аилы: Майгот – 20 в., Большая Черга – 25 в. и Камлак. Молитвенных домов два: 1) в аиле Большой Черге, во имя Св. Благоверного Кн. Алексанра Невского, построен в 1893г. и 2) в дер. Камлаке, во имя Сретения Господня, построен в 1907г.
Церковью тщательно велись документы о количестве населения, причастников и другое, поэтому у нас есть возможность проследить, как жители относились к церкви. Так уже в 1889 году, спустя 12 лет после открытия молитвенного дома из 365 Чергинцев у исповеди и Св. Причастия было 274 человека (80%) и только 26 человек по причине «нерадения» или «наклонности к расколу». В 1898 году из 811 жителей причащалось 614 человек – это 75 %, причем 20% не приступали к чаше «по малолетству». Через три года причащалось 65% (547 человека), 30% не причащающихся - дети, а 27 человек – «склонные к расколу». Во всем Чергинском стане к 1915 году проживало 3746 человек, из них православных 83%. В 1916 году здесь жило около 45 старообрядцев. Известно, что и в гораздо более позднее время община старообрядцев в Черге была развита достаточно хорошо. До 90х годов XX века в Черге активным членом общины был Шабунин Перфилий.
Послереволюционная судьба церковной жизни и священнослужителей мало известна. Рассказывает Михаил Александрович Мартьянов – житель села, родился 29.05.1925 в Черге - «Мой дед Николай Степанович Мартьянов (1863 г.р.) переселился в Чергу с Урала. Был боголюбивым человеком. Евдокия Ивановна Мартьянова (Вилисова) – моя мама, где-то в 20х годах пела в церкви на клиросе. Крещен я был в 1925 году в Мыютинской церкви – почему не в Черге, не знаю, возможно потому, что мама крестилась именно там. В доме у деда были иконы и меня, когда провинюсь, приводили в комнату с ними и заставляли молиться. А я хотел пионером быть! Когда закрыли церковь (по нашему мнению – 1929 год), одно время в ней был клуб. Прямо без перестройки – в алтаре была сцена, а мы, мальчишками, лазили по колокольне и куполам. В 1943 году я ушел в армию, а в год возвращения – 1947 – церковь разобрали и перенесли нижнюю часть сруба на место современной площадки перед Домом культуры, сделав здесь клуб, а верхнюю часть отправили в Камлак (тоже для строительства клуба).
Видимо где-то в 30 годы, из Черги в Нарым выслали семью церковного старосты – Попова (имя не известно). В эти и более поздние годы – после разбора церкви церковною старостой была женщина – тоже Попова, она вела и хранила книги с записями о рождении, смерти и другое. Позже они переданы в архив.
Белоснежное здание церкви Покрова Божьей Матери, располагалось на месте современной угольной кучи и, частично, начальной школы. Церковь была обнесена добротным забором (брусья 6х6 см), с красивыми калитками. Большей своей частью начальная школа расположена на месте небольшого церковного кладбища (совр. Братская могила погибшим в гражданскую войну – окраина бывшего кладбища). По словам Михалевой З.В. «Еще когда строили деревянную школу (открыта в 1953), а строили ее на месте церкви, когда рыли котлован под фундамент, то рабочие наткнулись на старый гроб. Это было захоронение попадьи. Ее останки лежали в зеленом платье и остались ее рыжие волосы. Мальчишки бегали, пугали девчонок. Попадью рабочие перезахоронили на кладбище (ныне стадион)». Вместо современной кочегарки красовалась часовня. По склону далее рос естественный лес. Территорию дендропарка станции юннатов, дороги и стадиона занимал большой сельский погост. На окраине, которого разместилась другая часовенка. А в место современной «старшей» школы зеленел большой церковный сад, в котором росли кедры, возможно липы и маньчжурский орех .
В 2009 – 2010 г.г. церковь отстраивается заново, но уже на новом месте. Восстанавливали всем миром. Прихожане церкви по частицам, по крупицам воссоздавали то , что когда-то было построено их предками в 19 веке. Нашлись и благодетели, которые добровольно вкладывали средства на святое дело. Большую роль сыграла духовная поддержка иерея Павла Тайченачева. И дай Бог здоровье всем-всем прихожанам, чьи руки приводили здание в надлежащий вид.
Со стороны коренного населения наблюдались попытки отстоять свои традиционные верования.
Обратившись к документам Томского архива за 1905 год, мы можем увидеть по преставлению прокурора Бийского участка Ю.Ю.Станевича, Томскому прокурору окружного суда « О распространении слухов о приходе царя Ойрота.» Ю.Ю.Станевич посетил многие сёла, в том числе, и наше село. Он своим представлением подтверждает , что и в с. Черга алтайцы поклонялись Бурхану. Выстраивали небольшие новые юрты, украшали её берёзками, на почётном в ней месте раскладывали белую кашму и совершали моления в честь Бога Бурхана, куря вереск и брызгая молоко. Небольшая выдержка из представления: «Разговаривая с разными лицами, хорошо знающими Алтай, я убедился, что вера в пришествие Ойрота исконно была у алтайцев и проявлялась она более ярко обыкновенно во время войны в 1854году и затем в 1877году. Третий случай , когда алтайцы стали много говорить о пришествии Ойрота было в 1895 году и произошло это, как оказалось потом, под влиянием одного монгольского ламы, объявившего себя Ойротом с целью нажиться на счёт легковерных алтайцев...».
Алтайцы верили, что по велению самого Бурхана скоро придёт Ойрот, который будет царствовать на Алтае и назначит, своих зайсанов и демичей. Сторонники бурханизма призывали к неповиновению русскому царю. На Алтае зазвучали освободительные мотивы, как у сторонников, так и среди зарождавшейся алтайской интеллигенции.
Алтайцы считали, что религиозное мировоззрение язычников опирается на народную мудрость, имеет обоснования, познания, объяснения необъяснимых явлений природы и общества. И надеялись, что белая вера алтайцев в будущем, возможно, сыграет немаловажную роль в развитии светских знаний. Алтайское коренного населения считало, что алтайское язычество, которое не надо путать с буддизмом, всегда являлось примером для других вероисповеданий по сохранению экологии.
Чергинские алтайцы не являются исключением, многие из них поддерживали «белую веру», но открытого противостояния представителям власти не проявляли. Подтверждение этому выдержка из Представления прокурора Бийского участка Ю.Ю.Станевича к прокурору Томского окружного суда: «На всём пути моего следования я расспрашивал крестьян, торговых людей и миссионеров о положении дел на Алтае и убедился, что между русскими и алтайцами вполне мирные отношения…».
По материалам книги «Черга вчера и сегодня» (авторы Н. Д. Полухина, Т. А. Огнева, И. Н. Ерофеева)
  • Просмотров: 663